День 109. Разлив.

День 109. Разлив.

Встретилась с подругой. Она уехала за границу на девятый день войны, когда поняла, что не может больше жить ни в своей квартире на верхнем этаже, ни в подвале – начала болеть. Сейчас приехала за вещами, котом и решить вопрос с имуществом. Обнимались, пили пиво, вспоминали пережитое, говорили о будущем. Сейчас не знаешь, что труднее — жить в безопасности в чужой стране, но оторванным от дома, работы, родных и даже языка или жить в своем доме, но в стране с неопределенной перспективой и сомнительным шансом попасть под обстрел.

Говорят, историю нужно измерять десятилетиями. Вырисовывается мне некий образ будущего, в котором украинцы интегрированы в Европу и свободно передвигаются по ее границам, живут и работают и там и здесь, строят новую жизнь, новую Украину, новую Европу, свободные и мобильные. Но до этого далеко. Пока подавляющее большинство украинцев за границей приходит в себя от шока, а в Украине — пытается выжить. Мы – нация с травматическим расстройством, она наблюдается даже у тех, кто уже давно счастливо живет за границей. Потому что неизвестно, что хуже – быть в центре войны или переживать за тех, кто находится в центре войны.

Я уже вроде бы в стадии принятия, но не могу смотреть видео со звуками взрывов. Не могу читать ужасные истории. Отстраняюсь.

А еще этой весной не видела ни одного майского жука. Наверное, так землю трясло, что решили не вылезать из нор.

Поскольку была возле горсада, захотела заодно увидеть разлив. Прошла мимо разрушенной юношеской библиотеки и стадиона. Книги так и стоят на полках((

Десна уже начинает спадать, появилось 30 метров пляжа. Вода теплая. Кто-то купается или загорает. Комаров тьма. Все устлано тополиным пухом, как снегом. Жара. Лето пробует нас разнежить, расслабить, как всегда, но сирены держат в тонусе.Так и живем.

ВСУ стоят, и мы мы будем.Обнимаю.

Татьяна КУЗЫК

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.