«Даже местный священник Московского патриархата меня не сдал». Черниговский капеллан-белорус Евгений Орда рассказал, как пережил русский плен

«Даже местный священник Московский патриарх , как пережил российский плен

Евгений Орда

Белорусское оппозиционное издание «Гомельские Флагшток» опубликовало большое интервью с отцом Евгением, его хорошо знают черниговцы, прежде всего, из-за его активной волонтерской деятельности. Приход отца находится в самом областном центре, который весной более месяца был окружен россиянами.

Капеллан Евгений Орда служит в Чернигове, строит церковь Ивана Воина на территории бывшего Ремзавода. Отец Евгений рассказал, как пережил российское нашествие и почему гордится белорусами.

Евгений Орда – патриот Украины, он часто подчеркивает, что считает себя белорусом. Мужчина рассказывает, что когда-то его предки сражались против россиян за восстановление Речи Посполитой, за что были сосланы на нынешнюю Черниговщину. Отец Евгений также узнал, что его предком является известный художник Наполеон Орда. » alt=»«Даже местный священник Московского патриархата меня не сдал». Черниговский капеллан-белорус Евгений Орда рассказал, как пережил российский плен» />

После начала войны на востоке Украины в 2014 году Евгений Орда начал ездить в украинские военные на Донбасс, чтобы поддержать и доставить гуманитарную помощь. Из-за этого в 2015 году белорусские власти запретили священнику въезд на территорию Беларуси – пограничники поставили соответствующий штамп в паспорте Евгения, когда тот собирался посетить родственников в Гомеле.

В 2022 году война дошла до Чернигова – русские войска подошли к границам города, а Евгений Орда (не в первый раз в жизни) попал в плен. Детальнее обо всем рассказывает сам капеллан.

Священник Московского патриархата не сдал Войну я встретил капелланом Нацгвардии. 6 дней работал в Нацгвардии. После этого меня попросили похоронить бабушку Анну в Ивановке. это село за Черниговом, на правом берегу Десны. Документы и телефон оставил у местного дедушки. Когда я прятал бабушку, меня уже ждали россияне. Телефон забрали.

Я был в бриджах, хоть и под дождем, но потому меня немного избили. Били по голове, по кресту, по спине. Через береты решили, что я военный. Бросили в подвал. В первые дни я был с военными. Меня даже однажды вывели во двор, как на расстрел.

Выжил потому, что ивановцы меня не сдали – не сказали, что я священник Украинской Церкви. Я думал, что они могут убить.

Даже местный священник Московского патриархата меня не сдал. Его спросили: какая у вас церковь – украинский или русский. Он сказал: «Христа». Его избили. Кстати, ту бабушку Анну я приехал хоронить на его территории. Но он меня не отдал, хотя его избивали. Это настоящий священник».

«Что читал о фашистах раньше, то видел в Ивановке»

«Когда уже решили, что я не военный, сидел с крестьянами.

В общей сложности он провел в погребе 29 дней. Сначала было 10, потом 8 человек.

Дети хотели жить, играть, ходить на свободу. Дочь, конечно, смолкла, молчала или плакала. Ребенок играл, что-то делал.

Ранним утром они позволили моей жене готовить. Она готовила, а потом возвращалась в подвал, чтобы накормить всех. Солдаты резали коров и свиней. Нам остались кости или еще оставшиеся куски, это мы ели. Конечно, еды не хватало.

Среди солдат в Яновке были тувинцы, буряты, якуты. Многие грабили, на нашей улице убили 8 человек. Случилось это так. Приказывали людям сдавать деньги (сдавать доллары или евро, у кого они были). Люди давали деньги. А потом были обыски, нашли 20 тысяч долларов. Мужчину вывели и расстреляли. Стреляли и по другим причинам. В одного нашли военную форму и застрелили. Одного деда расстреляли, его не пустили в дом. Они насиловали женщин. Одну девушку вывезли за деревню и изнасиловали. Это все военные преступления. Это я раньше о фашистах читал, а в Ивановке видел.

Я уже говорил, что у нас были якуты, тувинцы, буряты. Но все офицеры как сибиряки, но говорили, что у них есть родственники на Украине: кто во Львове, кто в Полтаве. Они всем руководили и хвастались, что их предки из Украины. Да что там говорить, этих офицеров на ночь закрыли в штабе, потому что эти пьяные тувинцы ходили по селу и грабили и насиловали женщин. А было, что эти офицеры сами убили тувинца за то, что он пьяный кричал.

Многое грабили и российские солдаты. Таскали «плазмы», женские трусики, кремы и маски. Грабили все, что можно. Даже выкинули собаку из будки и забрали будку. Была четвертая неделя, когда нас начали выпускать, а российские войска отступали.

Тогда они улыбались, даже начали обращаться к нам на «Вы». Спрашивали, что нам нужно: может, кому-то нужно лекарство, может, мы голодны и надо что-нибудь поесть. А до того в селе всех коров вырезали.

«Я очень горжусь тем, что белорусы сегодня помогают украинцам»

« Воина. Служу службу три раза в неделю.

Да, болит сердце, что с нашей (белорусской — ред.) земли ракеты летели. Но следует знать, что Лукашенко в белорусе. Через него многие могут подумать, что мы плохая нация. Но этот человек убивал белорусов, он ответственен за все, что происходит.

Я очень горжусь тем, что белорусы сегодня помогают украинцам: волонтерят, воюют. Есть белорусский полк «Погоня».

Я видел наших из батальона Кастуся Калиновского, слышал, как они топчут россиян.

Я рад, что многие белорусы действительно воюют за Украину. Я уже общался с ними. Они иногда ссорятся, спорят и хорошо бьются. Когда-то наши воины вернутся в Белоруссию и построят настоящее государство. » alt=»«Даже местный священник Московского патриархата меня не сдал». Черниговский капеллан-белорус Евгений Орда рассказал, как пережил российский плен» />

Читать также: Как отреагировали белорусы на ракетный обстрел Черниговщины

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.