Черный ноябрь Лузиков

Сегодня этого села нет на карте. Ибо в 60-е годы его присоединили к Авдеевке. Может, потому и присоединили, что было уморено Голодомором, а в 30-е годы было полнокровным селом, даже сельсовет свой был.

Так вот за книгой «Черные доски. Черниговская область» можно проследить как уничтожали украинцев на примере одного села Лузики.

10 марта 1932 районная понорническая газета «Социалистическая жизнь» сообщает о занесении Лузиков на черную доску «за срыв выполнения плана формирования семенного, страхового и фуражного фондов». Почему-то крестьяне, у которых отобрали землю, скот и инвентарь, не спешат работать в колхозе. Более того – газета громит даже уполномоченных от райкома: «Уполномоченные РПК сел Осьмаки, Лузики, Шабалтасовка (подаю по тогдашнему написанию – В.Ч.) и Свердловка срывают мобилизацию посевматериала, потакая кулакам, не собирая с них посевматериала». Фактически это был донос.

Однако 19 октября этого же года эта же газета уже хвалит Лузики, а еще Студинку, Осьмаки и Объединенное за выкачку из крестьян остаток денег-это называлось ссудой. Занимали у крестьян, говоря по-польски, в вечное предание…

Через месяц «Социалистическая жизнь», которая продолжает пристально следить за Лузиками, вмещает статью «Активист села должен первым сдать хлеб». Ага. И в ней показатели отбирания хлеба называются самыми позорными в Понорнице, Иве, Лузиках, Шаболтасовке и Мальчишниках. Позорные не из-за отбора хлеба, а по мнению компартийной газетки – по темпам узаконенного преступления.

В этих селах, — громит дальше автор, — «не дали отсечь кулаку и подкуркульнику, который проводит свою раскладную работу». Вскоре мы узнаем кого же определили на роль этих подкулаков… Газета прямо призывает к репрессиям: «…Нужна решительность судебно – следственных органов…». Вскоре она не заставит себя ждать. Потому что в Лузиках только 38% выполнения плана по отбору хлеба.

И чтобы никто не сомневался в коммунистическом характере так называемой советской власти, газета говорит: «Сельсоветы являются органами диктатуры пролетариата и нельзя предположить, чтобы среди ее членов были враждебные люди Советской власти». Оказывается, это были не просто идеологические лозунги, потому что уже 22 ноября газета радостно повизгивает: «Победили в борьбе с кулаками».

Оказывается, в Лузики направили «буксирную бригаду», задача которой – освободить крестьян от их же хлеба, обречь их на вымирание. «Ударная бригада райкома комсомола во главе с уполномоченным РПК Иванченко прибыла 17.ХI и за три дня добилась плана хлебозаготовок на 100%».

И тут же найдены враги: «До последнего времени село Лузики позорно отставало в исполнении хозяйственно – политических кампаний, особенно хлебозаготовки, за что было занесено на черную доску». Потому что оказывается, «на дудку кулака играли и отдельные члены сельсовета, как Грищенко Филипп Данилович, говоря о невозможности выполнить план, все время вел раскладную работу среди населения…» Также «вредительско – кулацкую работу проявлял приемщик хлеба Иващенко Куприян Степанов (так в тексте – В.Ч.) … недовешивал, …воровал государственный хлеб, потому что у него разоблачено спрятанного хлеба около 150 пудов разных культур».

Скорее всего, что этот Иващенко либо прятал человеческий хлеб, либо свой прятал, но коммунистическая рептилька называет его государственным. Потому что у оккупанта всегда так – все, что видит, все его…

Что же произошло с назначенными на роль кулаков Грищенко и Иващенко? «Дело …немедленно передано в суд» — радостно-грозно отчитывается орган коммунистов. Автор осмотрительно своей фамилии не поставил, пишется «Комс. бригада»… А от 22 ноября есть рапорт этой бригады: «Деревня Лузики, выполняя наставление партии и правительства… наголову разбивая все усилия классового врага и его агентуры… добилось на 19. ХI выполнение годового плана хлебозаготовок».

Село без хлеба, на умирание оставили уполномоченный РПК Иванченко, председатель сельсовета Грищенко (не тот, о котором идет речь?), уполномоченный РК комсомола Григоренко, члены буксирной бригады Громова, Литвиненко, Маргус, Науменко, Кир Гойко, Ступик, Спичакова Н. Все фамилии, кроме Грищенко – не лузкие.

…Наступал голодный декабрь 1932 года.

Василий ЧЕПУРНЫЙ