«Благодаря нашим видео и фото мир узнал о трагедии Чернигова», — пресс-офицер ГУ ГСЧС в области Ирина Щукина

"Я из семьи военных, и иначе быть не могло, или военным или спасателем, особого выбора не было. А направление было известно в юные годы.

У нас гендерное равенство и женщины заполняют много направлений. Многие женщины в армии. Есть они в структуре ГСЧС. Ведут разные направления. Я в должности пресс-офицера ГСЧС. Еще до войны выезжала на разные ситуации, имею большой опыт, видела гибель людей, ликвидация пожаров, разрушение домов, ДТП с пострадавшими. Понимала и знала, как работать.

24 февраля стало шоком для всей страны. Но паники не было. Я прибыла сразу одна из первых. Планировали, что делать. Организовали уведомления по Чернигову и районам об обстрелах. Дальше пошли будни без сна, пока войска не освободили область от оккупационных войск.

Лично у меня не было вопроса эвакуации. Я с первых минут решила никуда не уезжать. Чтобы покинуть службу – не было мнения. Знала, что делать, насколько хватит сил делать это в нашем городе.

Я постоянно уезжала. Это было постоянно. Артпобстрелы. Тяжелее всего было во время авиационных налетов на Чорновила, где погибло много людей, разрушений. Один из самых трудных дней всех спасателей. Был обстрел нефтебазы, улиц и районов, часто приходилось видеть разорванные тела под завалами.  Война – самое страшное, что пришло и ощутили с 24 февраля. Это отложило отпечаток на всех.

Каждый раз, когда поступало сообщение, первая задача – выезд, ликвидация, спасение людей. Для меня и всех спасателей было так – о себе не думали. Считала, что не стоило постоянно держать камеру, нужна была помощь и я ее делала. Иногда немного поднимала, что здесь происходит, как варвары уничтожают город, потом откладывая технику и помогала раненым, о себе не думал, а думал об обязанности. Когда люди видели женщин во время обстрела и спрашивали: и вы тоже здесь? Поднималось у них настроение, что даже женщины приезжали на помощь.

Если бы не наши съемки, никто бы не узнал о том, что происходит в городе, что делали спасатели, работали под обстрелами. Печально, что многие спасатели погибли по Украине. Мы приходили на помощь, и об этом должны знать. Понимала, что это направление очень нужно.

Эмоции были. Я пыталась подавлять, потому что никому не нужен рыдающий спасатель на месте событий. Даже по прибытию назад некогда было расслабляться, все работали. Нужна была поддержка. Были дети и мой ребенок рядом. Ничего ему не говорила. Может что-нибудь случиться. А мы тогда работали в таких трудных условиях. Много съемок, приходов.

Я никогда и наши спасатели, никогда ничего не делают ради наград. Это все для спасения людей. Я никогда не думала о награде. Я делаю по совести, по призыву. Эта награда относится ко всем спасательницам, девушкам, оставшимся здесь. Я была не одна. Эта награда для всех нас.

Также я считаю, что это награда для всех людей. Нам помогало все население, волонтеры помогали с едой. Все было закрыто. Город был в кольце. Если бы можно было частицу награды отдевать волонтерам, помогавшим людям. Со слезами на глазах мы встречали волонтеров, которые нас поддерживали.

Нас стали называть героями без оружия, и действительно доверие к спасателям стало большим. ГСЧС доказала всему миру на нее можно положиться. Спасатели до последнего будут помогать при любых условиях.

"Время Черниговское" снимал видео о работе спасателей:

  • Трагедия из-за окурка: в Чернигове погибли два человека
  • «После гибели нашего собратья мы не имели права опускать руки», — герой-спасатель Евгений Середа
  • Черниговщина засорена российскими минами и снарядами. На разминирование нужны десятки лет Эта публикация была создана при финансовой поддержке Европейского Союза в партнерстве с DW Akademie. Содержание публикации является единоличной ответственностью "Время Черниговское" и не обязательно отражает взгляды Европейского Союза

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *