Били и требовали валюту: глава общества на Черниговщине рассказал о пленении у россиян

Били и требовали валюту: глава общины на Черниговщине> рассказал о </p>
<p class=Александр Медведев Начало войны было для жителей Сновщины, как и, пожалуй, для большинства украинцев неожиданностью. Но жители общины 24 февраля не растерялись. Вышел на работу (в полном составе) и коллектив городского совета, выполняя свои непосредственные функции. Как все было – рассказывает председатель Сновской общины Александр Медведев.

"График дежурства был создан круглосуточно. Отделы работали дифференцированно: одни – на месте, другие – дистанционно.

Также мы организовали вывоз в надежное место той документации, печатей, которые должны были вызвать заинтересованность. Мы знали: в админздание придут и проведут обыск, ориентировались в том, кто и что будут нужны. Стабильность в Сновске и селах обеспечивали местные добровольцы, объединившись в жену «Правопорядок Сновск». Задачей этого общественного объединения стало предупреждение случаев мародерства, краж, других противоправных действий.

Следует отметить, что ребята свою оправдали миссию, как оправдали ее все, кто обеспечивал жизнедеятельность подведомственной территории. Хочу отдельно поблагодарить руководство и коллектив местного хлебозавода (директор Владимир Ермоленко), частных предпринимателей — братьев Сергея и Рубена Гзырбалян, высшее училище лесного хозяйства, где выпекался и продавался такой необходимый хлеб, тем хозяйственникам, которые помогали переправлять через реку и другими тропинками. , завозить другие продукты первой необходимости, как яйца, молоко. Они показали себя с самых высоких высот — и птицепредприятие, и ПСП «Яна Плюс», и все те, кого назвать в одном коротком выступлении просто невозможно. наши коммунальщики, волонтеры и другие службы. Горд их преданностью работе, профессионализмом, надежностью и смелостью.

К примеру, тушенки благотворители наделали столько, что до сих пор ею питаем военных…

Сложным оставался участок территории в направлении Хотунич, Старой Рудни и Смячи, где были обустроены вражеские блокпосты, действовали пропуска , существовала куча рисков Хочу отдать должное старостам этих старостинских округов, дипломатично подошедших к ситуации, сумевшим не допустить многочисленных жертв и потерь.

До сегодняшнего дня продолжаю надеяться на возвращение из плена Новоборовицкого старосты Анатолия Серого и еще двух активистов Евгения Петлица Александра Кольцина.

Теперь по мне и задержание, которое произошло 25 марта (Александр Медведев был освобожден из плена 3 апреля). Оно стандартно было ожидаемым, без каких-либо особенностей. Сначала российские военные подъезжали к моему помещению, где пытались все разглядывать, и почему-то «не понимали» объяснений жены, что дома больше никого нет, что я на работе. Утром в то утро в помещении мэрии оставались мы с заместителем Сергеем Силенко (остальных людей я отпустил домой). И где-то замешкалась в своей каморке техработница Елена, которую я уже при военных отправлял домой. Хорошо, что женщину выпустили. Не трогали и заместителя, у которого забрали внимательно просматриваемый телефон. Кстати, телефоны тщательно просматривались у всех задержанных.

На начальной стадии разговор со мной проходил в кабинете — остро, динамично, с поверхностным обыском. Было понятно, что они все обо мне уже знали — и что русскоязычный, и что отец из России, что там родственники, о том, где работал раньше, о семье и т.д. А когда я сразу категорически отказался сотрудничать — получил сообщение, что задержан и должен проехать с ними.

На голову было что-то натянуто и только по отдельным деталям движения бронетранспортера я понимал, где мост, где переезд, и догадался, что везут в направлении Городни. К тому времени в соседнем городке было захвачено отделение полиции, а на его месте образован их штаб. . Мы даже переговаривались, слышали голоса конвоиров, крики и допросы других заключенных. Григория Никифоровича выпустили чуть раньше, его охранника и двух ребят тоже. Это все решал Григорий Никифорович.

Те вопросы, которые ставились мне на допросах, сводились к банальным типам: «Мы предлагаем поддержку, защиту», «Давайте строить новую жизнь с новыми флагами, новой историей и идеями», а когда я им доказывал о невозможности этого , стали говорить о вариантах замены с местных И, как ни странно, такую ​​замену называли. Один из кандидатов – лицо из когорты недавних самоуправляющихся, о котором я высказался откровенно и не очень благосклонно. Мол, Сновск (при нем был еще Щорс) сравнительно – маленький городок, где все друг друга знают, где поступки, и, как на ладони, и где, спотыкаясь, трудно потом бывает подниматься.

Коротко говоря, в плену было тяжело, удручающе, жутко. ​​Допрашивало меня сразу по несколько их следователей, которые не подбирали высказываний, постоянно подчеркивая победу войск РФ, взятие Нежина и Киева, смену власти, те и перспективы, которые ждут. на непокорных. В этот разряд попадал и я, попадали все нелояльные, упрямые и несогласные на работу в новых условиях.

И физическая сила была применена, и деньги требовали в валюте, которую пришлось собирать всюду, и «пожелания» разного плана передавались. Вернувшись в Сновск, я глазам своим не верил и тому, что остался жив.

Рентгенснимок показал перелом лопатки, с которым носился немало и который до сих пор дает о себе знать. Как и все пережитое в застенках с голой кроватью, разбитой раковиной и чем-то похожим на унитаз, человеческими страданиями, шумом вперемешку с мертвой тишиной. Все это никогда не забудется и, дай, Господи, чтобы не повторилось. постигли. С нами Бог и Украина!"

Читать также: В Андреевке кафиры угрожали уничтожить деревню танками, держали в заложниках старосту и ограбили базу отдыха

Источник: Сновская газета "Луч" от 12 мая 2022 года, говорила Елена КОМПАНЕЦ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.