Аферы с недвижимостью. Была квартира ваша, стала наша

В Украине набирают обороты аферы с недвижимостью.

 Афери з нерухомістю. Була квартира ваша, стала наша

Недавно столичная полиция отрапортовала о разоблачении крупного группировки, занимавшейся махинациями с недвижимостью, передает Rus.Media. Согласно официальным данным, с 2015 года аферисты по поддельным документам поменяли владельцев и перепродали более 30 квартир в Киеве. При этом настоящие хозяева жилья даже не подозревали, что больше не являются таковыми. Эта смесь воровства и рейдерства сегодня очень распространена благодаря новациям, которые были введены в 2013 году: для устранения коррупции в Украине ликвидировали государственные БТИ и нотариусам разрешили хозяйничать в Реестре недвижимости. Скептики предупреждали, что будут проблемы, но оптимисты отмахивались от тревожных прогнозов. И зря – сегодня над всеми нами нависает реальная угроза остаться без жилья.

Наследников оставляли с носом

О группировке, во главе которой стоял племянник известного криминального авторитета Авдиша, стало известно в 2015 году, когда полицейские задержали двух типов за аферу с квартирой. Однако сразу же вышел конфуз: подозреваемые обвинили сыщиков в вымогательстве сотен тысяч долларов. Скандал разгорелся, но вскоре стих, и “караван” пошел своим чередом.

Заговорщики – а в группу входили 12 человек – через сеть информаторов подыскивали квартиры, где недавно умер хозяин, и фабриковали документы – свидетельство о праве собственности на своего человечка, или договор купли-продажи, которая никогда не происходила. На основании фальшивок нотариусы меняли сведения в Едином государственном реестре прав на недвижимое имущество, квартира несколько раз перепродавалась. Первыми покупателями были подставные лица, последним мог быть мужчина, не подозревая о подвохе. Когда законные наследники жилья предъявляли свои права, оказывалось, что в бабушкиной хрущевке живет чужая семья.

Отдельной статьей шли новостройки. Под квартиры, которые не спешили заселяться инвесторы, делались поддельные инвест-договора на другое лицо, а дальше – та же схема с перепродажами. Не гнушались дельцы и квартирами, которые после смерти владельца, должны были перейти в коммунальную собственность. Здесь шли в ход договоры приватизации, оформленные задним числом. Столичная община понесла убытков почти на 10 миллионов гривен.

А вот какую историю рассказала нам киевлянка Ирина:

– Когда мама заболела и слегла, мне пришлось забрать ее к себе. Мамина квартира пустовала несколько месяцев. Когда я приехала туда, увидела новые замки и незнакомых мне людей.

Похожим образом пострадал киевлянин, который решил вложить капитал в недвижимость. Одну из квартир, купленных на черный день, аферисты перерегистрировали и повели.

Сейчас четыре основных фигуранта уголовного производства под арестом, включая племянника “авторитета”. А все нотариусы проходят по делу свидетелями, хотя начальник столичной полиции открыто признал, что некоторые из них были в прямом сговоре с мошенниками.

Суд суда разница

В Едином реестре судебных решений есть несколько дел, в которых фигурируют нотариус Г. с Днепра и киевский нотариус К. Они же являются свидетелями по ряду уголовных производств.

Схемы отъема жилья похожи: на квартиры, в которых люди не проживали по разным причинам, составляли фальшивые судебные решения о взыскании жилья в качестве долгов и такие же поддельные документы о торгах.

“Покупателями” часто выступали бомжи, которые давно потеряли паспорта. В короткий срок квартиры меняли нескольких владельцев, причем киевские могли быть проданы или переданы в ипотеку в Днепре, а нотариусы фиксировали все фиктивные сделки в Едином реестре недвижимости.

После многочисленных жалоб Минюст назначил проверку действий нотариуса Г. и заблокировал ей доступ к Реестру недвижимости. Но дама через суд вернула себе полномочия – и снова чиста перед законом как стеклышко. Среди пострадавших, согласно открытым данным, считаются Павлова, Пальчуков, киевлянка Моргун с малолетним ребенком, семья с несколькими детьми и другие. Даже при том, что одни суды признавали деятельность нотариуса Г. неправомерным, в других людям все равно приходится сейчас отстаивать законное право на краденое жилье, и результат не гарантирован.

Ни один не пострадал

По таким же судебным кругам ада предстоит пройти семье из Бучи под Киевом, которая стала жертвой этой рейдерской атаки. А дело было так: десять лет назад молодые супруги Н. взяли в ипотеку квартиру. Через восемь лет разошлись. Муж как настоящий мужчина оставил жене с ребенком жилье и как добросовестный отец продолжал выплачивать кредит. Пока в июне 2017 года, когда в доме были только ребенок с бабушкой, в квартиру не вломились незнакомцы и не выставили хозяев за дверь.

Приехала полиции захватчики предъявили один-единственный документ: выписка из Реестра недвижимости, свидетельствует, что у квартиры появился новый собственник. Здесь даже обошлось без фальшивых решений судов. Разорился в начале этого года банк передал ипотеку коллекторам, те в одностороннем порядке изменили условия договора и отдали недвижимость частной компании.

Отец клянется, что ни сном ни духом не знал об угрозе, которая нависла над сыном, и никаких документов не подписывал. По факту мошенничества возбуждено уголовное производство, но бороться за жилье людям придется в гражданском суде. В рейдерском захвате прокуратура вообще не увидела состава преступления, не говоря уже о том, чтобы разбираться с такими тонкостями, как произвол с договором ипотеки и манипуляциями в Реестре недвижимости.

За всю историю квартирных афер в Украине ни один нотариус не пострадал…

Комментарий юриста “Доказать преступный умысел практически невозможно”

Предоставляя нотариусам право распоряжаться в Реестре недвижимости, законодатели упустили из виду одну маленькую деталь, которая играет ключевую роль: не создали предохранительные механизмы.

– После судей нотариусы – это каста, которая наиболее надежно защищена от уголовного преследования. В соответствии с Уголовно-процессуальным кодексом нотариуса нельзя допрашивать по сути нотариального действия. То есть он может фигурировать в деле как свидетель, но ничего не объяснять и не давать никаких показаний. Доказать, что у нотариуса был преступный умысел, практически невозможно, – говорит адвокат Иван Либерман. – Но самое главное, что по закону нотариус не обязан проверять достоверность документов, которые ему предоставляют.

То есть человек, получивший право менять собственников имущества, может делать это на основании любой бумажки, которую принесут вместе с гонораром. Нотариус не обязан сверять постановление суда по данным Реестра судебных решений, проверять, объявлялись на торги квартиру и стоит под договором купли-продажи подпись лица, от имени которого он написан. Если факт подделки вскроется, нотариус только разведет руками: каждый имеет право на ошибку.

– Пока законодатели не обяжут нотариусов проверять документы, риски потерять недвижимость будут существовать, – резюмирует адвокат Либерман.