220-е утро Широкой войны

220-е утро Широкой войны

Он пришел с ночным дождем, с бомбардировкой металлической крыши орехами, с желтыми платьями деревьев самых разных оттенков – куда там модницам!, с грибным нашествием, такого укоса лисичек и маслят давно не видели наши леса (возможно, лес таким образом протестует против засорения его русскими мин и снарядами?). Но главное — двести двадцатое утро Широкой войны пришло с известиями об очередных украинских победах.

Освобожден городок Ямполь на Донетчине и Лиман — в окружении, где говорят, около 5 с половиной тысяч оккупантов. Правда, уточняют – в основном это мобилизованные из Луганской и Донецкой областей. То есть обменный фонд так себе, но это бывшие украинские граждане, обманутые рашистской пропагандой…

Украина достойно ответила на спектакль кремлевского паноптикума о «присоединении» к России четырех наших областей – Украина обратилась в НАТО с просьбой о ускоренном вступлении по примеру Швеции и Финляндии. И думалось, что такая заявка согласована с руководством альянса, как об этом сказал мужчина со странной должностью «советника главы офиса Президента» Подоляк (советник начальника канцелярии?). Но растерянность генсека НАТО Йенса Столтенберга говорит, что здесь что-то не так… Мы, конечно, не забыли, кто хотел все заглянуть в глаза Путину, хотел «договориться посредине», «просто перестать стрелять», кто на это НАТО пыхтел и бросал. на него паличье, но ради победы и до следующих выборов подзабудем. Однако несогласованность с Западом, который нам так помогает, настораживает…

В конце концов есть еще один украинский ответ на кремлевского подражателя Адольфа Алоизовича — и это не только освобождение Ямполя, но и громкие взрывы в оккупированном Крыму, которые были слышны в Ялте, Алупке и по всему южному побережью. Украина не признает имитаций референдумов под дулами российских автоматов и не пугается ядерных угроз. Оно Михаил Ильяшик затеял дискуссию – какой будет посадка картофеля после ядерки и оружие какого калибра тогда брать на колорадов. Хорошо, что у нас нет Лысой горы, а то еще оргию обсуждали, как на киевской Щекавице… Украинцы умеют насмехаться даже над смертью, потому что еще после Чернобыля писали: «Украинцы — сильная нация: нам до сраки радиация!».

Если же серьезно, то здесь я помню Левка Лукьяненко, которого кагебисты в тюрьме спросили — не боится ли, что его отравят? И он рассудительно ответил – мол, возможности КГБ его отравить так безграничны, что можно сравнить с возможностями Бога. Повлиять на это он не может совсем. Следовательно, делает для себя вычеркивание такой возможности, как несуществующей, и борется дальше. Хотя, по правде, несколько раз его пытались отравить и он делал многое, чтобы спастись — но об этом будет в моей книге «Левко Лукьяненко. Политическая биография», которую пишу и для которой ищу издателя. Уже один человек даже переслал мне определенную сумму, чтобы ускорить творческий процесс…

Порадовало известие об освобождении из российского плена учительницы из Нового Быкова в Бобровичи Виктории Андруши — ее и еще четырех украинцев обменяли на какого-то богатого и значительного для их тайпа пленного чеченца. В ее телефоне оккупанты увидели были данные об их перемещениях, которые она передавала куда следует. Так поступали сотни жителей Черниговщины — я это знаю точно не из преданий… Поэтому мы и победим.

А из Московии в первые дни после объявления мобилизации, которую сразу прозвали могилизацией (верят, гады, в силу ВСУ!), ломались в россыпь, как тараканы из кухни, московить кто куда – даже в Монголию. То Киев брали «за три дня», то просятся на историческую родину — в Улан-Батор… Поистине, «умом рассею не панять…». «А других-то органов нет!» — отвечал киевский помор-врач Владимир Барсенев. (Почитайте, кто такие поморы, которые не считают себя русскими, а их образцом архитектуры является знаменитая церковь в Кижах). Убегают за границы разливные богатые, состоятельные – остаются бедные. Играй, рванина! И первый эшелон в Луганске уже отправлен в ад точным ударом наших воинов. Зато в Тиве за каждого мобилизованного барана дают – правильно, одного барана забрали, другого дали, баланс сохранен…

…И пришел по мокрым дорогам двести двадцатое утро Широкой украинской войны. Молчат в тишине восхищения- непонимания бельгии, дании, франции и югославии, которые казались во вторую мировую на третий, десятый или сороковой день (а Дания вообще за 4 часа!) — молчат, удивляясь стойкости украинцев, которые «вторую армию мира» превратили в первое посмешище и обнажили нацистскую сущность россии – московии. Умолк даже Орбан — представитель того же угро-финского мира, а ему еще отвечать за преступления мадьяр в Украине (одна сожженная ими Корюковка чего стоит, а она не одна!), потому что преступления войны не имеют срока давности. Не звонит Макрону в Кремль. Получается на отторжение от рашизма Токаев. Цедит помощь Украине Шольц, несмотря на подыгрывание Путину штази-Меркель. Все больше горит военкоматов на Московщине, просвечивая путь для бунта — как всегда, на России, бессмысленного и беспощадного…

Украина воюет, стекает кровью, но и молится, ставя белые кресты наступления на танках и веря: «Упадет около тебя тысяча и десять тысяч направо тебя, но к тебе не приблизится…». Господи, не отступись от Украины! И придет к нам победа. Ибо Господь постыжен не бывает.

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *