14 часов на фудкорте. Пресмарафон президента

14 годин на фудкорті. Пресмарафон президента

10 октября в Киеве президент Украины Владимир Зеленский 14 часов общался с журналистами. Пресмарафон побил мировой рекорд по продолжительности. К месту его проведения пожаловал представитель Национального реестра рекордов, чтобы вручить награду.

14 годин на фудкорті. Пресмарафон президента

Место встречи – киевский фудкорт, где президент группами принимал представителей СМИ за столом, сообщает “Украинская правда”. Издание опубликовало тезисы из общения. Ниже некоторые из них.

О переговорах с Россией

Вы хотите, чтобы это была игра в покер и они знают мои карты? Мы сидим за одним столом, у меня должна быть какая-то стратегия? Или вы хотите, чтобы все знали, где у нас войска, когда мы идем, где мы отводим? Мне нужны преимущества, а полностью рассказать все наши планы – это проигрыш”.

Я не готов публиковать свои беседы с Путиным. Я даже не опубликовал свои беседы с господином Трампом. Я – верховный главнокомандующий, а не телеведущий любого канала.

У нас состоялся обмен. Все звонки Путину осуществлял я. С меня корона не упадет, потому что я действительно хочу закончить войну. Поэтому я считаю, что с нашей стороны это были первые шаги навстречу.

О протестах на Майдане

По поводу Майдана – я ничего этого не боюсь. В любой момент, в любую секунду, если действительно общество не захочет, чтобы моя команда продолжала и чтобы не был президентом… Смотрите, кровопролития не будет.

Я согласен, что коммуникация (с ветеранами – УП) слабая. Я знаю, что “подогревают” многих людей, которые справедливо не понимали и о Штайнмайере, и о прочем. Не понимали, не знали – но их “подогревают”, и мы знаем, кто “подогревает”, подстрекает людей и своими СМИ, и своими действиями.

О Порошенко

Ошибка Порошенко в одном – ему кажется, что он может быть лидером другого Майдана. И он готов. Вы же видели заявление и самого Штайнмайера, и немецкой стороны, и французской, и многих европейских СМИ – они в шоке, потому что его риторика меняется, как и поменялся статус.

О завершении войны и формулу “Штайнмайера”

Я думаю, что есть шанс, что и российская сторона устала от этого процесса. Я думаю, что все понимают, что Украина никогда не сдаст свою территорию и никогда не сдаст свою независимость. Если изначально у кого-то были такие мысли, то сейчас все это уверенно понимают.

Я не хочу никого обижать, но так, как мы хотим закончить войну, я думаю, что у бывшей власти такого желания, как у нас, такого мощного тиснение на это, я думаю, что все же не было.

Сейчас обсуждать закон об особом статусе нет смысла. Нет пока этого закона. Есть “красные линии”, о которых мы можем говорить. Они никак не отличаются от “красных линий” в целом “нормандского формата” и “нормандского процесса”.

Дату Нормандского формата, я думаю, мы получим на следующей неделе. Я думаю, что дата будет в этом году, в ноябре.

О разведении войск

Силой и дурак может. Это же неправильный подход. С ветеранами надо разговаривать, объяснять свою позицию – свою позицию как президента, гражданскую позицию, позицию как человека.

О продаже земли

Некоторое время мы должны продавать землю только украинцам. Только.

Ситуация с земельным законом сложная… Сейчас я говорю, что ни в коем случае нельзя нести этот закон в Верховную Раду.

Мы должны сделать закон, где украинец может свободно распоряжаться своей землей. Украинец, гражданин Украины. Он должен быть собственником. Он должен иметь льготы.