130 лет Николаю Ковалевскому

130 лет Николаю Ковалевскому

3 сентября 1892 на хуторе Ивановка Сосницкого уезда Черниговской губернии родился НИКОЛАЯ НИКОЛАЕВИЧ КОВАЛЕВСКИЙ — министр земельных дел УНР, политический деятель, кооператор и публицист, поэт. Автор мемуаров, изданных в Австрии.

Большой хутор Ивановка был подарен гетманом Б. Хмельницким генеральному есаулу Войска Запорожского Ивану Ковалевскому, который был одним из доверенных лиц гетмана и участвовал в переговорах с князем Ракочием и королем Карлом Густавом. Потом род расселился – часть избрала Харьковщину, часть осталась на Черниговщине, в частности, в Соснице.

Учился Ковалевский в Черниговской гимназии. 1912 окончил гимназию в городе Радом (ныне Польша). Далее образование получал на историко-филологическом факультете Московского университета, экономическом отделении Киевского коммерческого института (не окончил). Был активистом украинских студенческих общин.

В 1914 году вошел в Киевский комитет украинских эсеров УПСР, соавтор проекта партийной программы, участвовал в подготовке демонстрации протеста против запрета царизмам празднования 100-летия со дня рождения Т. Шевченко. В феврале 1914 — заключенный, содержался в тюрьме Лукьяновской, освобожден за нехваткой доказательств. С конца 1914 г. работал в кооперации на Полтавщине. 1916 принят в Полтавскую ячейку Общества украинских поступающих, одновременно работал в Киевском центре украинских эсеров. Деятельный участник учредительного съезда УПСР 17-18 (4-5) апреля 1917 г., с июля — председатель УПСР.

Во время работы Всеукраинского национального конгресса 1917 года избран членом Украинской Центральной Рады от Полтавской губернии и членом Малого Совета. В мае 1917 г. участвовал в переговорах делегации УЦР с Временным правительством в Петрограде. 10-16 июня 1917 принимал активное участие в проведении Первого Всеукраинского крестьянского съезда, где был избран в ЦК новообразованного Украинского крестьянского союза. Возглавлял редколлегию газеты «Народная воля» – совместного органа Украинского крестьянского союза и УПСР. В ноябре 1917 г. входил в состав Краевого комитета по охране революции в Украине. В ноябре 1917-апреле 1918 — генеральный секретарь продовольственных дел и министр продовольственных дел Украинской Народной Республики. В январе 1919 — депутат Трудового конгресса Украины. При Директории УНР – министр земельных дел в правительствах С. Остапенко, Б. Мартоса, И. Мазепы.

С 1920-го – в эмиграции. Сначала жил в Вене, возглавлял одну из групп УПСР. В 1927 переехал в Варшаву, сотрудничал с украинскими и польскими журналами: «Литературно-научный вестник» (Львов), варшавскими — «Biuletyń Polsko-Ukraiński», двухмесячник «Sprawy Narodowościowe», квартальник «Wschó; был дыр. прессовой «Agencji Telegraficznej Express»; сотрудничал с Институтом исследования национальных дел в Варшаве. В годы Второй мировой войны — в Румынии, был соредактором журнала «Наша жизнь» (Бухарест; 1940-42). После Второй мировой войны некоторое время жил в Австрии; от 1950 — редактор агентства «Express-Pressedienst» (Инсбрук); глава Украинского пособия в Австрии; участвовал в подготовке Энциклопедии украиноведения, сотрудничал с Институтом по изучению СССР в Мюнхене (Германия).

Участвовал в подготовке «Энциклопедии украиноведения», сотрудничал с Институтом изучения СССР в Мюнхене (Германия). Умер в австрийском городе Инсбрук. Похоронен на Восточном кладбище.

Такая насыщенная политическая жизнь не способствовала тому, что Николай Ковалевский после поражения освободительной борьбы за соборную и самостоятельную Украину имел хоть какую-то возможность вернуться на родную землю. Она для него, как и для Довженко, была мечтательным краем, но потерянным. Как и сам Николай Ковалевский был потерян для поколений украинцев, а история Украинской Республики машиной пропаганды советского союза была превращена в произвол националистов и классовых врагов, а следовательно, табуированной.

Благодаря тому, что в 1991 году Союз развалился, Украина начала возвращать себе собственных героев и собственную историю. Сегодня этому очень способствует также и всемирная сеть, ведь дала доступ к большому количеству разнообразных архивов и электронных библиотек, в т.ч. и зарубежных.

Так была возвращена память о Николае Ковалевском, министре земельных дел УНР, о Викторе Соловии, строительном судебной системе УНР, юристе С.Петлюре и архиепископе УАПЦ. Так мало-помалу прошлое нашего края получает новые факты, краски и звучание.

Давайте сегодня, в день 130-летия Николая Ковалевского, немного погрузимся в жизнь Сосницы по воспоминаниям его юношеских лет, изложенных в книге «При источниках борьбы».

«Старый дом стоял на высоком холме над рекой Чепелихой, окруженный рядом стройных тополей и большим садом. К этому хутору принадлежал также лес «Нестеренко» с большим озером Соколиным. Хозяйка на этом хуторе не была сложна. Пахотной земли было немного. Зато много было сенокосов. Кроме того, на Чепелисе была небольшая мельница, к которой съездились из окрестных сел крестьяне молот свое зерно: из Малого Устья, из Чащей, Слободки и из большого казацкого села Баба.. Душой всех крестьян был мельник Лехвир. у мельницы костра и варил ужин, чаще всего из мелкой рыбы, которую поймал в Чепелисе, у костра собиралось крестьянское общество и каждый рассказывал о новостях со своей окраины, и так мельник Лехвир был бы живой газетой целой Сосницкой окраины и имел свежие информации из местной жизни. Лехвир был с натуры всегда оптимистично настроен, на это его настроение, пожалуй, больше всего влияло то, что люди свозили к нему зерно – это украинское золото, и он словно оли видел жизнь с этой положительной стороны. Небольшого роста, коренастый, с большой, всегда взъерошенной бородой и маленькими лисьими глазами, полуприкрытыми густыми бровями, он для каждого находил сказать что-то интересное и ободряющее. Я часто маленьким парнем присоединялся по вечерам к крестьянскому обществу и ждал нетерпеливо, когда Лехвир возьмет свою большую деревянную ложку, чтобы попробовать из большого котла, как вкусно уха. Это был знак, что можно сейчас и мне попробовать. Темными осенними вечерами костер освещал старое строение мельницы и дерева над Чепелихой и придавал им фантастические контуры. Вокруг сидели разные люди, что день, то новые, из разных жилищ и говорили между собой – одни северным диалектом Полесья с дифтонгами, а другие старинным говором, который остался еще со времен Гетманщины. Этими вечерами часто приходил старый дед Павел Палащенко – зажиточный крестьянин, который имел большую семью и часто помогал нам в хозяйстве. Раз в год, примерно в июне, шел он пешком на «паломничество» в Киев и, прощаясь, говорил мне: «Приду во второе воскресенье и принесу тебе гостинец из Киева». Я всегда ждал поворота деда Павла, а в тот день, когда он должен был вернуть, я выходил далеко за хутор, чтобы встретить его. Дед Павел возвращался всегда точно в тот день, когда говорил, хоть очень уставший, но с радостной улыбкой искал в своей большой сумке за предназначенным мне подарком и я не мог дождаться, когда он уже найдет гостинец. Тогда он вынимал торжественно маленькое кольцо с надписью «Великомученица Варвара», или что-то подобное и накладывал мани на палец, говоря: «Это из Лавры».

/…/Мы ходили часто пешком в Сосницу. Дорога вела через раскидистые луга, среди которых был небольшой дубовый лес, принадлежавший к нашему хутору. В этом лесу стоял высокий старый дуб, который дуб уже несколько сот лет, то есть видел также времена Гетманщины, а может и времена татарского безвременья. В Соснице жил наш дядя Митрофан Сильвестрович Ковалевский». (М. КОВАЛЕВСКИЙ «При ИСТОЧНИКАХ БОРОТЬИ»)

Ольга ЯРМУШ

Оставить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.